Главная

страница

Продукты

пчеловодства

Разведение

и содержание

Медоносная база

и опыление

Болезни

и вредители

Пчелы

в медицине

Пчеловодство

за рубежом

Ссылки

пчеловодов

Контактная

информация




Пчеловодство - здоровье и материальное благосостояние!

"А тех, кто вводит народ в заблуждение, пороть!"

Нынешнюю весну уже окрестили поздней. Несмотря на это, в начале июня на прилавках появился первый майский мед. По словам продавцов, продукт свежий и сомневаться в его качестве излишне. Соответствуют ли слова истине и о каком качестве идет речь – на эти и другие вопросы «ВМ» ответил президент Российского национального союза пчеловодов Арнольд Бутов.

– Ни грамма свежего меда не продается. В магазинах он еще не появился, хотя на улице, в том числе на проезжей части, продают. Недавно на трассе видел прицеп, на котором нарисован улей и написано: «Майский мед». Просто старый мед подогревают и выдают за майский. Этой весной все, что сейчас собирают пчелы, идет на развитие пчелиной семьи. Хотя в Ростовской области небольшое количество первого меда из белой акации все же накачали. Мы попросили ростовчан не продавать свой мед до проведения московской ярмарки. Но если они все же привезут мед дней через 20 в «Дом меда», мы гарантируем – это будет настоящий, майский.

– Не напоминает ли вам ситуация с майским медом историю со знаменитыми грузинскими винами, когда так называемую «Хванчкару» можно было купить чуть ли не в каждом московском магазине, а у местных жителей настоящей «Хванчкары» не хватало даже для себя?

– Очень напоминает! То же самое могу сказать о диком меде, которого в природе практически нет, зато некоторые продавцы его охотно рекламируют. Потребители же, попавшись на удочку рекламы, нам постоянно звонят и спрашивают: «Что такое дикий мед?» В природе такой мед встречается редко. В частности, он есть в башкирских заповедниках, но даже там этот мед не предназначен для продажи – он идет на внутрихозяйственные нужды. Это мед для внутреннего потребления самих пчел.

Если мы хотим сохранить пчелу, значит, нельзя отнимать у нее весь мед. Мед дает пчеле энергию. Мы не можем подпитывать каждую пчелу медовым сиропом или сахаром. Дикий мед, как я уже сказал, встречается в заповедниках – они специально создаются в научных целях. И башкирские, и пермские пчеловоды в один голос заявляют: такого меда в продаже не бывает.

– Что бы вы посоветовали покупателям меда?

– При покупке меда надо быть очень осторожными. Особо предприимчивые торговцы пользуются наивностью покупателей и умудряются продавать мед даже по 3 тысячи рублей за килограмм (о таком случае нам написала одна москвичка). Надеются, что люди все равно купят, ведь мед очень часто в России используют в лечебных целях. К сожалению, некоторые верят, что если дороже продукт, то он обладает какими-то особенными качествами. К тому же наши потребители стесняются спрашивать документы, подтверждающие качество продукта.

Мой совет москвичам: во-первых, проверяйте сертификаты, во-вторых, обязательно обращайте внимание на продавца – пчеловод он или перекупщик. В свое время Петр I очень строго наказывал тех, кто продавал в октябре жидкий мед и вводил в заблуждение покупателей.

– Как наказывал?

– Пороли так, что человек переставал заниматься этим делом. Сейчас на ярмарках, организованных нашим Союзом пчеловодов, за качеством строго следят государственная инспекция и ветеринарная служба. А вот на других прилавках … Недавно появился в продаже даже какой-то крем-мед. Этот продукт напоминает масло или вареную сгущенку. Как выяснилось, мед, причем низкого сорта, сбивали, добавляя при этом порошок детского питания. Пользы от него никакой, так как разрушены все аминокислоты и полезные ферменты. Если опустить его в горячую воду, начнет пениться – характерный признак наличия белка. А ведь мед с белком – вещи несовместимые.

– Как же бороться с недобросовестными производителями?

– Думаю, надо усилить контроль. К тому же неплохо было бы выдавать лицензии на право торговли пчелопродуктами. Дело в том, что отравить человека может не только вино или водка, но и «балованный» мед. Правда, симптомы отравления медом, в отличие от мясных и молочных продуктов, проявляются не сразу. Содержащиеся в ненатуральном меде свинец, тяжелые металлы, радионуклиды накапливаются в организме человека постепенно, поэтому к меду надо относиться исключительно внимательно.

– Юрий Лужков первым ввел маркировку на алкогольную продукцию. Может, по такому пути пойти и с медом?

– Полностью согласен. Во многих странах осуществляется очень жесткий контроль за медом, у нас же в него бессовестные продавцы могут добавить любую гадость. Характерный пример: на выставке работала экологическая комиссия. Так вот, никто из медовых компаний, кроме нас, не представил свою продукцию на сертификацию. Почему? Боятся. Мы берем на реализацию мед у пчеловодов и помогаем им фасовать товар.

Но при этом на каждой баночке пишем: «Российский национальный Союз пчеловодов», указываем фамилию пчеловода, а также адрес, чтобы потребитель при желании мог поблагодарить человека за качество продукции или наоборот высказать претензии. Потребитель, на мой взгляд, должен получать максимум информации о продукте. Он имеет право знать все о происхождении меда, о том, куда обратиться в случае, если продукт не понравился или испортился.

Я убежден: лишь жесткими и четкими требованиями мы сможем повысить качество этого лечебного продукта и оградить потребителя от недобросовестного производителя.

Copyright © 2001 - 2020